Когда Биткойн был впервые анонсирован в 2009 году Сатоши Накамото, многие не догадывались, что механизм, который полностью разрушит финансовый сектор и изменит взгляды на валютный обмен, уже запущен. Если бы люди это знали, все бы уже ездили на Lamborghini или купили виллу на Бали.

Гонка вооружений цифрового века

Дело в том, что Биткоин был сильно недооценен не только людьми, которые не могли понять перспектив криптовалюты, но и правительствами, которые почти не обращали внимания на этот быстро развивающийся новый класс активов. Однако, через пару лет все быстро изменилось. Криптовалюты были когда-то отправлены в угол и помечены как мошенничество; на ум приходит печально известный аргумент «они не имеют внутренней ценности, и, в конечном итоге, обнулятся».

Несмотря на такую критику, сообщество продолжало расти, и икрипто-индустрия продолжала развиваться, чтобы доказать, что ее критики не правы. Сейчас наблюдается беспрецедентный интерес к развитию криптовалюты. Крупные компании, такие как Overstock, PayPal, Microsoft и другие крупные магазины, официально принимают криптовалюты в качестве формы оплаты.

Конечно, у них нет выбора, если принять во внимание огромные преимущества криптовалют, такие как более быстрые транзакции, снижение затрат и доступ к новой клиентской базе. Логично, что многие пересматривают свои позиции в отношении жизнеспособности цифровых валют. Удивительно здесь и то, что не только корпорации изучают и внедряют в своей модели криптовалюту, но и правительства мира тоже хотят участвовать в этом.

Учитывая взрывную популярность криптовалют, многие эксперты предсказывали, что мировые правительства в конечном итоге начнут оцифровывать собственные валюты, но никто не ожидал, что это произойдет так скоро. Криптосубъект перешел из сферы осуждения в сферу интереса и принятия. Те же организации, которые когда-то скептически относились к Биткоину и лежащей в его основе технологии блокчейн, сейчас изучают, как они могут применять эту новую технологию.

Почему правительства действуют сейчас?

Финансовые институты внимательно наблюдают за криптовалютами и изучают, как интегрировать блокчейн в свою деятельность. Регулирующие органы, такие как SEC, внимательно следят за криптовалютами и ищут способы регулирования экономики и поддержания честности рынка. Правительства не остаются в стороне; они делают смелые шаги по запуску национальных криптовалют. Этот внезапный интерес к блокчейну и его производным не является двусмысленным; он тесно связан с многочисленными преимуществами и применениями технологий распределенного реестра, которые недавно стали известны.

Повышенная скорость, лучшая безопасность, улучшенная отслеживаемость и прозрачность – вот некоторые ключевые преимущества блокчейна. Это заставляют многих экспертов переосмысливать криптовалюты. Образ мыслей выглядит примерно так: «Если блокчейн обладает всеми этими огромными преимуществами, которые охватывают несколько отраслей, то, возможно, новые криптовалюты не так уж и плохи».

Это была реальность, с которой пришлось столкнуться генеральному секретарю JP Morgan Джейми Даймону, когда ему пришлось признать, что он допустил ошибку, назвав Биткоин мошенничеством.

Джейми – не единственный. Несколько стран также осознают возможность создания собственных криптовалют, которые будут служить их официальным электронным платежным средством. В отличие от обычных криптографических систем, которые не привязаны к какой-либо конкретной компании, стране или отрасли, национальные криптографические системы тесно связаны со страной их происхождения.

По мере того, как мир становится цифровым, мировое правительство должно последовать этому примеру и увидеть, что национальная криптовалюта — это способ модернизации своих текущих денежных систем. Это цифровое представление для бумажных денег или монет. Следует отметить, что не у всех стран существуют благие намерения. Страны «изгои» рассматривают цифровые валюты как способ избежать неблагоприятных санкций. Некоторые намереваются применять криптовалюты для расчетов при продаже оружия.

С повсеместным внедрением систем онлайн-банкинга можно было подумать, что будет довольно легко развернуть и внедрить государственные криптовалюты, но это не так. Реализация была встречена сопротивлением со стороны частных лиц и бизнеса из-за отсутствия доверия к цифровым версиям фиатных денег.

Принятие такого инструмента, как национальная криптовалюта может принести следующие огромные преимущества:

  • Быстрые финансовые транзакции
  • Более эффективная борьба с коррупцией и отмыванием денег,
  • Сокращение расходов, связанных с управлением и поставками фиатных бумаг, поскольку распечатка наличных денег и их утилизация уйдут в прошлое

Тем не менее, реализация государственных криптовалют и сопутствующих технологий  не обходится без головных болей. Помимо возможного ухода от санкций, эксперты указывали на тот факт, что почти анонимная традиционная среда крипто-пространства может позволить странам манипулировать стоимостью монет у использовать схемы пампа и дампа через агентов или китов.

Государства, где уже запущена национальная криптовалюта

Emcash — Дубай

В октябре 2017 года правительство Дубая приняло участие в запуске первой национальной криптовалюты, основанной на блокчейне, известной как Emcash. Предполагалось, что Emcash поможет жителям ОАЭ, способствуя оплате как государственных, так и неправительственных услуг, включая счета за коммунальные услуги, плату за обучение и другие денежные переводы.

Em Сredit, дочерняя компания Dubai Economy, объединилась с британским стартапом Object Tech для разработки токена, который функционирует на собственном блокчейне. Дубай хорошо известен блокчейн-инновациями, его правительство работало над другими инициативами в этой технологии, включая разработку цифровых паспортов и внедрение блокчейн-судов.

El Petro/Petro Moneda — Венесуэла

В условиях гиперинфляции экономики, ослабления боливара и внешнего долга в размере $140 млрд, президент Венесуэлы Мадуро попытался использовать технологию блокчейн и создать национальную криптовалюту, ценность которой будет связана с природными ресурсами страны, такими как нефть, алмазы, бензин и золото. Новая монета называется Petro Moneda или Petro. Ее анонсировали как платформу, чтобы помочь Венесуэле «продвинуться в вопросах денежного суверенитета» и создать возможности для «новых форм международного финансирования».

Мадуро также видит в криптовалюте способ обойти жесткие санкции и эмбарго, наложенные на страну. Petro был очень спорным с момента своего запуска и подвергся резкой критике из-за отсутствия последовательности и дезорганизации.

Estcoin — Эстония

Эстония участвовала в криптографическом эксперименте с национальной криптовалютой Estcoin. Страна особенно поддерживает IT- сектор и криптовалюты в том числе. Эстония решила исследовать способы использования криптовалюты для расширения программы электронного резидентства. Это программа, которая позволяет неэстонцам получать доступ к эстонским государственным услугам.

Ожидается, что Estcoin будет выполнять три важнейшие функции, включая расширение сообщества e-Residency, повышение прозрачности цифровой инфраструктуры и обеспечение беспрепятственного проведения транзакций без комиссий.

Сооснователь Ethereum, Виталик Бутерин, поддержал монету и выразил оптимизм в отношении проекта. Тем не менее, страна отступила и теперь утверждает, что Estcoin, когда он будет запущен, может не служить официальным законным платежным средством, но его деятельность будет ограничена программой электронного руководства.

Cryptoruble — Россия

Россия любит гордиться тем, что является одной из мировых держав, и чтобы оставаться в этом почтенном положении, она не должна игнорировать технологические вызовы и новые технологии. На данный момент блокчейн и криптовалюты – горячие пирожки, и Путин хочет кусочек. В октябре 2017 года Путин распорядился создать в России собственную криптовалюту – Cryptoruble, инструмент, который, по его мнению, будет полезен для обхода международных санкций.

Идея, с уверенностью поддержанная экономическим советником Путина Сергеем Глазьевым: «В денежном обращении сейчас происходящая настоящая цифровая революция! Появление нового типа денег случается крайне редко и знаменует собой новый этап в развитии не только денежного дела, но и экономики в целом

Несмотря на то, что Минфин и Банк России выразили скептицизм по поводу проекта, ожидается, что он будет запущен в 2019 году. По словам Глазьева, блокчейн Крипторубля будет спроектирован таким образом, что его нельзя будет добывать. Его распространение также будет ограничено, чтобы правительство могло эффективно отслеживать его.

E-Krona — Швеция

Швеция стремится к безналичному обществу, и она надеется, что E-Krona выполнит эту задачу. E-Krona разрабатывается как дополнительная форма денег, а не как средство их замены. Предполагается также, что она станет платформой для удержания стоимости и оплаты, а также позволит расширить другие технические функции. E-Krona разрабатывается Риксбанком – центральным банком Швеции и старейшим в мире центральным банком. Криптовалюта будет прямым эквивалентом шведской кроны и будет построена на блокчейне IOTA — децентрализованной платформе с открытым исходным кодом.

J-Coin — Япония

Аналогичным образом, добиваясь большего процента безналичных расчетов, японские банки планируют запустить национальную криптовалюту, поддерживаемую государством, под названием J-coin. Проект все еще находится на ранних стадиях, но есть информация, что J-Coin будет привязан к йене в соотношении 1:1. Пользователи смогут получить доступ к национальной криптовалюте и осуществлять переводы или платежи через мобильное приложение. Mizuho Financial Group, японская банковская холдинговая компания, является одним из учреждений, возглавляющих направление по оцифровке японской йены. Ожидается, что J-Coin запустят к 2020 году, в преддверии Олимпийских игр в Токио.

Правительства могут запретить Биткоин

Соображения экспертов в значительной степени разнятся, когда дело доходит до вопросов относительно национальных криптовалют. Многие утверждают, что использование национальной криптовалюты опередит первоначальную цель Биткоина. Она заключается в создании системы, обеспечивающей лучшую альтернативу деньгам, поддерживаемым государством. Другие утверждают, что внедрение цифровых активов, поддерживаемых государством, может означать конец для текущего рынка криптовалют. Особенно если страны, выпускающие собственные национальные криптовалюты, решат полностью запретить Биткоин и другие альткоины.

Другая часть экспертов рассматривает национальные криптовалюты как плюс для сообщества. Они придерживаются мнения, что эти монеты заставят криптовалюту стать более регулируемой, поскольку этим криптовалютам придется взаимодействовать с другими игроками на рынке; привлечение банков и других институциональных инвесторов.

Национальная криптовалюта — можно ли ей доверять?

В этой статье представлен далеко не весь список стран, которые интересуются и пробуют новую технологию. Иран, Индия, Китай, Израиль и многие другие сейчас усиленно пытаются применить новую технологию для создания государственной криптовалюты.

Определить, как будут развиваться национальные криптовалюты, сложно, поскольку в настоящее время их не так много в обращении. Для их принятия должны быть решены такие вопросы, как надзор центрального банка, лицензирование торговли, использование, правоприменение и оценка в отношении других криптовалют. В отличие от стоимости фиатных денег, которая является в значительной степени субъективной, становится вероятным, что национальные криптовалюты будут опираться на резервы фиатных валют или стоимость природных ресурсов страны. Это должно быть прозрачно организовано, чтобы вызвать доверие среди пользователей.

При условии, что эти проблемы будут решены, и правительства стран мира заключат соглашения о том, как они будут использовать свои национальные криптовалюты, существующее мировое сообщество банкиров вполне может оказаться не у дел.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here